Протей из Кропоткина
Павел Любимцев, «Литературная газета» №42(6246), 14 октября 2009 года

30 сентября 2009 года народному артисту России Виктору Гвоздицкому исполнилось бы 57 лет. Он умер два с половиной года назад, 20 мая 2007 года. Не дожил даже до 55…

Недавно мне довелось побывать на родине актера в городе Кропоткине Краснодарского края. Там его в эти дни вспоминали. Там теперь есть его мемориальная доска.

Уже при жизни Виктора Васильевича было ясно, что судьба этого выдающегося мастера станет театральной легендой. Гвоздицкий был уникальным артистом и особенным человеком.

Теперь все сбывается. Достаточно зайти на интернетовский сайт www.viktor-gvozditsky.ru, чтобы убедиться: самобытнейшего актера помнят и безмерно ценят очень многие (и чрезвычайно разные) люди. На сайте сотни посланий. Пишут жители Сибири и Петербурга, Таганрога и Женевы, рижане и москвичи…

Удивительная вещь! Вовсе не будучи «медийным лицом» ( в послужном списке Гвоздицкого всего четыре кинокартины), он ухитрился оказаться безмерно притягательным и интересным даже для тех, кто никогда не видел его на сцене.

А сценическая индивидуальность Гвоздицкого поражала какой-то особой магнетической силой. От него словно исходил электрический ток, зал замирал, напряженно вглядываясь в это странное нервное лицо, умевшее быть романтически-прекрасным и болезненно-отталкивающим; публика вслушивалась в небытовые интонации голоса актера, – порой рокочуще-низкого, порой летяще-изысканного, любовались его завораживающей пластикой. Масштаб дарования Гвоздицкого признавали и его недоброжелатели; их было не так уж мало. Виктор Васильевич был человеком закрытым, вовсе не светским и умел «держать дистанцию». Он, разумеется, и дружить умел! А в руках хорошего режиссера становился самой что ни на есть мягкой глиной.

Олег Николаевич Ефремов, безмерно ценивший Гвоздицкого, как-то сказал: «У меня в театре появился артист, который может сыграть все». Такими словами Ефремов не разбрасывался.

За свою недолгую жизнь Виктор Васильевич Гвоздицкий успел сделать необыкновенно много. Сыграл более 60 ролей, и каких!

Арбенин и Сирано де Бержерак, Хлестаков и Эрик XIV, Тузенбах и Подколесин, Порфирий Петрович и Александр Сергеевич Пушкин, Буланов из «Леса» Островского и шварцевская Тень, мольеровский Альцест и шекспировский Ткач Основа, непонятый театральный реформатор Арто и благородный разбойник Беня Крик, исследующий темные глубины собственной души герой «Записок из подполья» Достоевского и водевильный Фадинар из «Соломенной шляпки» Лабиша… Роскошная компания, потрясающе пестрая толпа! Которую выпускник Ярославского театрального училища, человек «блуждающей судьбы», сыграл на сценах Рижского ТЮЗа, ленинградского Театра комедии, московского «Эрмитажа», МХАТа имени А. П. Чехова и, наконец, питерской Александринки.

Мне довелось постоянно общаться с Виктором Васильевичем Гвоздицким на протяжении 29 лет. Срок серьезный! Могу сказать ответственно: с ним всегда было захватывающе-интересно. Я наблюдал его веселым и грустным, напряженно работающим и усталым, но никогда – обыденным, никогда – скучным… Он весь был – театр.

Почему такой прихотливо-разнообразный, тонкий и сложный артист появился на свет в кубанском городе Кропоткине? Тайна сия велика есть…

А почему Мейерхольд родился в Пензе? Александр Остужев – в Воронеже? Иннокентий Смоктуновский – в Красноярском крае? Михаил Ульянов в Таре под Омском?

Неизъясним талант.

Неисповедимы пути Господни. Словно молния пронзает воздух и указывает: здесь!

Кропоткин Виктор Гвоздицкий любил безмерно. В его книгах многие страницы посвящены малой родине – родителям, сестре, учителям, соседям… Описания полны нежности, мягкого юмора и поэзии.

Город Кропоткин – крошечный, южный, шумный. На базарах всегда весело кричали и торговались. Купить (даже пустяк), не торгуясь, было очень скучно. Даже не в цене дело. Настоящий юг!

…Давно это было. Летний кинотеатр «Сигнал», куда собиралась детвора, мамы, папы, бабушки… Уютно подстилали на твердые скамьи старые ватные одеяла, чтобы сидеть было мягче, приходили с оттопыренными карманами, полными еще горячих жареных семечек и сезонных яблок. Небо гасило свет, киномеханик включал свой стрекочущий луч… Атмосфера, мизансцены, запахи, реплики опаздывающих парочек – кубанский вариант мира раннего Феллини.

…1 и 2 октября 2009 года в Кропоткине шли торжественные мероприятия, посвященные Виктору Гвоздицкому.

Обе школы, в которых он учился, открыли мемориальные экспозиции. В одной даже обнаружили табель, который будущий народный артист России получил, окончив пятый класс… Кстати сказать, оценки в табеле – в основном отличные и хорошие. Тройка у пятиклассника Вити была лишь по физкультуре.

На местном телевидении была подготовлена очень живая программа журналистки Александры Соколовой, посвященная Гвоздицкому.

Краеведческий музей Кропоткина открыл стенд его памяти. Директор музея Наталья Васильевна Левченко заверила нас, что это только начало и что со временем в Кропоткинском краеведческом появится театральный зал имени Гвоздицкого. Среди собравшихся в музее была первая школьная учительница Вити Галина Васильевна Тараненко. Именно в ее постановке на школьной сцене был некогда представлен «Кошкин дом» Маршака, в котором третьеклассник Витя Гвоздицкий сыграл Петушка – самую первую свою роль.

А мемориальную доску установили на здании кинотеатра «Мир», который неоднократно посещал Гвоздицкий. Приехавший на открытие Николай Михайлович Шейко рассказал, в частности, о том, что в бумагах Виктора Васильевича он нашел несколько использованных билетов на сеансы этого кинотеатра. Занятная черта характера артиста заключалась в том, что он ничего не выбрасывал. Хранил даже пустяковые записочки, даже использованные билеты в кино…

Трогательные слова о необходимости беречь память о талантливых земляках произнес глава города Владимир Иванович Кобелев. Прозвучала и мысль о том, что было бы неплохо проводить в Кропоткине культурные фестивали имени Виктора Гвоздицкого. После открытия доски в кинотеатре был показан фильм «Летние люди» («Дачники») Сергея Урсуляка, в котором Гвоздицкий сыграл литератора Шалимова.

…Словом, все было торжественно, удивительно искренне и, конечно, грустно. Как будто вернулся на свою родину замечательный театральный артист. Сам он был бы, скорее всего, удивлен громким шумом вокруг его имени. Цену себе Виктор Гвоздицкий, бесспорно, знал. Но ко всяким проявлениям внимания со стороны зрителя относился с неподдельным изумлением. И очень смущался. Даже досадовал.

Рыцарь театра, он всю жизнь служил своей профессии и в этом служении был удивительно несуетен.

Чем закончить эти заметки?

Пожалуй, вот чем. На празднике в музее выступила Наталья Васильевна Бельдиева, ходившая когда-то в тот же драмкружок, который посещал и Витя Гвоздицкий.

Она вспоминала о том, как играла с ним сцену из гоголевского «Ревизора», о том, каким он был в 13 лет… И вдруг сказала: «Мы как-то встретились случайно на окраине Кропоткина в августе. Он шел по запыленной улице – такой легкий, кудрявый, чудесный… А в руках нес букет из подсолнухов. Они были большие, ржаво-рыжие… Странный букет и очень красивый».

В этом мимолетном эпизоде – весь Гвоздицкий.

 

 

 

Приглашем принять участие в развитии проекта. Материалы присылайте администратору сайта

Mail.ru

2007-2016 © Cтудия дизайна «VoltStudio». Все права защищены