Память
Наталия Гурова

Как причудливо Провидение выбирает Время и Место… Он должен был родиться всего-то на каких-нибудь четыре десятка лет раньше. И тогда он был бы своим среди своих. И тогда не было бы этих тоскующих глаз, этих бесконечно-нежных воспоминаний о ТЕХ, к которым Судьба разрешила ему только прикоснуться…

Ушел Виктор Гвоздицкий. Ни с кем не сравнимый Артист, служивший Театру. Только ему. И никому больше. Даривший себя только Театру. Доверявшийся только Театру.

Человек другой эпохи, другой культуры, другой духовности. Затерявшийся во времени.

Он чувствовал себя с нами чужим. Искал путей преодоления этой «чуждости». Но так и не смог найти…

Он всегда верил в Провидение, в высшую силу, в знаки, в совпадения. Быть может, и этот уход – тоже прикосновение Провидения? Как бы страшно это не звучало… Ведь он никогда бы не смог пристроиться здесь, где победила цивилизация, уничтожившая то, чем он дорожил и что берег – истинную Культуру, подлинную Духовность, ту самую Красоту, которая почему-то так и не спасла мир... И чем дальше, тем ему было бы страшнее. Пройдет еще очень много времени, сменятся поколения, прежде чем, быть может, пути человеческие вернутся на первый круг спирали, и начнется тот самый «театральный ренессанс», о котором он грезил… Что ждало бы его здесь? Мучительные, тоскливые мечты о том, что не может случиться. Разъедающие душу размышления о гибели Русского Театра. Непрерывный поиск свободы, вдохновения, материала, режиссера и Театра-Дома. Поиск, заканчивающийся разочарованием и очередной болью. Непонимание. Неприятие. Пустота.

Он ушел, ушел сейчас, почти доделав все до конца. Счастливо прикоснулся к тем театральным «старикам», воспоминания о которых бережно хранил как самый дорогой подарок. Работал с великими режиссерами. Постиг тайны ремесла. Был любим не массово, а избранно – любим теми, кто чувствовал его «театральный ген», кто сумел постигнуть тайну его Таланта, кто замирал, затаив дыхание, когда он был на сцене. Но эти избранные, постигшие его Талант, были самыми преданными и искренними. Он сохранил для нас свои драгоценные воспоминания о ТОМ театре, который сегодня исчез, о том Театре, который сам он иначе как «могучим» и «великим» никогда не называл. А он знал цену словам. Всегда знал.

Почти доделав… Почти… Он не научил основам профессии тех, кто мог бы по крайней мере попытаться не забыть, не растерять того, что и впрямь должно передаваться в театре от поколения к поколению. Он не успел сохранить эту нить. И с его уходом растаяла связь с ТЕМИ актерами, с ТЕМ театром, и то, чем он владел, те тайны актерского ремесла, которые он постиг, которым научился у НИХ, он унес с собой…

Я знаю, что все не так. Но вдруг, ступив в Вечность, он все же обрел долгожданную гармонию, встретившись с теми, с «последними», которых ему так не хватало здесь…Я хочу в это верить…

Они были «последними» для него. А для меня таким «последним» останется он, истинный служитель храма, которого уже больше не будет…

 

 

 

Приглашем принять участие в развитии проекта. Материалы присылайте администратору сайта

Mail.ru

2007-2016 © Cтудия дизайна «VoltStudio». Все права защищены