Спектакль «Венецианский антиквар»
МХТ им. Чехова, 2001 год

Скелет Пегаса
Ирина Алпатова, «Культура» №3(2760), 25-31 января 2001 года

Право, жаль эту легкокрылую парнасскую лошадку. Тяжело ведь столько веков подряд катать на себе искателей вдохновения, имя которым – легион. Устала она да и отошла в лучший мир. Остался скелет с тоскливо поднятой головой: так и кажется, заржет печально. В общем, заездили клячу.

Таким вот костяным изваянием и предстал Пегас в спектакле МХАТа имени Чехова «Венецианский антиквар» по малоизвестной в России комедии Карло Гольдони, поставленной Николаем Шейко. Спектакле усталом, несмотря на премьерный подъем, жанр комедии и мотивы венецианского карнавала. Разве что сценография Валерия Левенталя, как всегда, на высоте и вызывает шквал восторга в зрительном зале: собор Святого Марка, каналы, гондолы – светло, ярко, вкусно, празднично. Но шампанское игры и жизни не искрит и не пенится, словно налито давным-давно.

И вот ведь еще вопрос, посильнее гамлетовского. Если пьеса, пусть и великого драматурга, пару с лишним веков пролежала невостребованной, то, может быть, не столь уж она и хороша? Конечно, повинны в том бывают наши леность и нелюбопытство, но почему-то кажется, что есть здесь какая-то глобальная справедливость. Уж слишком незначительна, монотонна и тяжеловата оказалась история незадачливого антиквара, рассказанная самим Гольдони. Что нам сия Гекуба? Ну осовременили ее маленько переводчики Е. Ратинер и Н. Шейко нынешними импровизациями, а что с того? Получился Бригелла членом «Бергамасской группировки», на Смеральдину «наехали» и т.д. Смешно? Да как-то не очень. А порой и вовсе пошлостью отдает, когда антиквар, оказывается, занимается «ерундой». Понятно, что комедия-дель-арте – явление грубоватое, но все же... Не спасают ни массовые вкрапления итальянского, ни прочая театральная тарабарщина, ни плясовые порывы.

Ну а если короче, то дело вот в чем. Живет в Венеции печально-масочный антиквар граф Ансельмо – Виктор Гвоздицкий. Даже и не живет, а пребывает в изрядно обветшавшем, но милом его сердцу мире грез – «антиков». «Антики» на поверку оказываются весьма сомнительными вроде вышеупомянутого лошадиного скелета и прочих окаменелостей, а также всяческого хлама, который плуты-слуги выдают то за «неугасимую лампаду из гробницы Птолемея», то за «туфлю Нерона». Ансельмо же впадает в трогательный экстаз при виде каждой новой «древности» и готов закрыться ею, как щитом, от очередного бытового катаклизма. Ощупывает, поглаживает, прижимает к сердцу и осыпает поцелуями.

А иначе – беда. Графиня Изабелла – Татьяна Лаврова мается трудностями постбальзаковского возраста и постреливает в слуг и чичисбеев, норовя попасть ниже пояса. В оставшееся время скандалит с новоприобретенной невесткой Дораличе – Т.Исаевой, озабоченной проблемами главенства в доме. Сын Джачинто – П.Ващилин и вовсе ни то ни се. Все же прочие желают графа безбожно надуть либо прибрать к рукам его движимое и недвижимое, как, например, Панталоне – Вячеслав Невинный-старший.

Понятно, что эти комичные проблемы – из разряда вечных и решению не поддаются, но в рамках отдельно взятого спектакля они, ей-богу, могли бы утрястись как-то побыстрее. Либо же набирать остроту, двигаясь хоть к какой-то кульминации. Здесь же действие частенько развивается по известной присказке «У попа была собака...», монотонно вращаясь вокруг собственной оси. А фронтальные мизансцены, когда актеры ходят по прямой от одной кулисы к другой, при встрече обмениваясь репликами, признаться, навевают скуку. Что, в общем-то, нонсенс, учитывая блестящую осведомленность режиссера в комедии масок, мастерство известных актеров и уже упомянутый жанр комедии.

 

 

 

Приглашем принять участие в развитии проекта. Материалы присылайте администратору сайта

Mail.ru

2007-2016 © Cтудия дизайна «VoltStudio». Все права защищены